Перейти на второй уровень IT-клуб: техновости

Перейти на второй уровень

2006/05/11/

Подростки

Во второй половине девятнадцатого века, когда европейский мир пытался быть таким умным, тщательным и честным (эта черта, каким-то удивительным образом перетерпев мировые войны и политические сдвиги, даже появление, угасания и хрестоматизацию модернизма, прослеживается в наших бабушках и дедушках, рожденных на изломе веков, вплоть до их угасания в 80-х и 90-х век двадцатого), врачи, исследуя ту или другую болезнь, прививали ее себе сами. От тридцатых к пятидесятым экономнее и статистически эффективнее было производить опыты на зверенышах, мухах-дрозофилах, узниках, эмигрантах и волонтерах. Я вместо этого должен признать, что не могу воспользоваться ни одним, ни другим исследованием in vivo (вживую). Даже хуже. Имею удивительное сопротивление к доступу явления, о котором что-то буду говорить, в собственную жизнь. О ни одной тщательности в таком случае не идет речь.

Попросту ненавижу архивации во всех его проявлениях. Не люблю, когда остаются любые материальные следы. Не люблю сохраненных записок, писем, вырезок, черновиков и квитанций. Желаю не иметь сувениров, достопримечательностей, реликвий. Мне нравятся пустые поверхности столов и накасликов... Все эти свойства, которые длительное время касались достаточно архаичных носителей, прежде всего бумаги, перенеслись и на компьютер, и на мобильный телефон, с которым живу уже почти год. Я действительно перенят тем, чтобы регулярно стирать из памяти все отданные тексты, все сообщения, напоминания и все телефонные номера, которые не входят к кругу первой необходимости. Поэтому еще раз отмечаю, что буду (в который раз) рассуждать о вещах, которых совсем не знаю из собственного пережитого (говорят, что хорошими психиатрами и психотерапевтами становятся лишь люди, которые на своем опыте убедились, что психологические проблемы являются реальностью).

Следовательно. Удивительным образом несколько дней назад мне случились два сообщения одного плана. Еще страннее, что, добавившись, они превратились в какую-то такую историю, которые почему-то иногда выкристаллизовываются из ежедневного потока мировых новостей и остаются в памяти на более длинное. Об обе я узнал в Ужгороде. Одна состоялась недавно именно в том городе, а другу я имел шанс лишь там услышать, потому что только в Ужгороде имею доступ к сателлитарному телевидению, к каналу европейских новостей.

Первое. В конце апреля в Ужгороде несколько школьников сильно побили еще одного школьника. Ситуация типичная и для наших времен, и для подростково-мужских отношений в целом (доминировал все же стиль наших времен, потому что все по очереди били одного). Особенностью этой драмы было то, что сцену избиения все участники фиксировали на камеры мобильных телефонов, а на следующий день несколько сотен девочек и ребят получили эти изображения на свои телефоны.

Второе. В специальной программе на канале европейских новостей рассказывали о том, как в Париже арабы подростков бьют учителей, поджигают автомобили, бросают что-то в полицейских, иногда лишь ради того, чтобы зафиксировать это на камеру телефона и разослать наибольшему количеству абонентов.

Понятно, что обе новости свидетельствуют о появление какого-то нового глобального явления, которое – если представить себе еще и все те тенденции, которые не вошли к сообщениям, – имеет право назваться культурным феноменом. Не думаю, что речь идет об особенном цинизме, о ничем не сдерживаемый пир подростковой жестокости, об упадке фундаментов всего.

Кажется, что все проще и сложнее в то же время. Проще потому, что ограниченным в подлинности детям потребительского общества очень нужно оставить после себя какие-то следы, которые значили бы, что они еще и живут, а не лишь потребляют. Развитие средств информирования о себе способствует этой потребности. А сложность заключается в том, что это самое развитие средств информирования привело к катастрофическому стиранию границ между осознанием телесного, реального и виртуального. Удары, записанные для надежности сохранения на диск, перестают быть в сознании тех, кто наносил этих ударов, ударами по чьему-то телу. Это становится должным к другой реальности, которая предусматривает еще несколько запасных жизней или команду начать новую игру.

Тарас Прохасько