Десять лет ХХІ веку IT-клуб: техновости

Десять лет ХХІ веку

2010/02/25/

ХХІ век

Думаю, что большинство из нас хорошо помнит, как новогодней ночи в 2000 году мир грандиозными шоу встречал Миллениум. Временами кажется, что было это совсем недавно, а бегло уже 10 лет, за которые много чего изменилось. Мобильную связь перестали считать роскошью, вместо этого ею стало мясо. Незаметно ХХ век из “нашего” стал “прошлым”. Время безудержно несет нас вперед и мы поневоле всматриваемся в будущее. Чего ожидать от него? Некоторые тенденции уже очертились в первой декаде третьего тысячелетия.

Предлагаю поговорить о важнейших из трендов, о тех, которые в глобальном масштабе касаются жизни человечества. Отбросив второстепенное, сконцентрируем внимание на семи пунктах – основных тенденциях и проблемах, нижеприведенных.

Непомерный рост законодательства

Считать нормативные акты разных уровней можно уже в тоннах. Право вмешивается во все новые сферы человеческих отношений, оттесняя мораль и естественное поведение.

С одной стороны, мир становится более нормируемым, прогнозируемым. Однако люди теряют свободу выбора, ведь алгоритмы поведения прописаны в нормативных актах. Раньше люди руководствовались нормами морали, теперь – юридическими. Первые являются своими, собственными, вторые в известной мере навязано внешне. И всегда человек без внутренних моральных норм найдет возможность сломать нормы юридические. Ведь жизнь более многообразно от любого закона. Потому, лишая граждан свободы выбора, государство не обеспечивает лучшего и более надежного правопорядка.

Прошлое становится все более неизвестным и мало важным

Люди концентрируются на настоящем, его проблемах. Немногие теперь зачитываются исторической литературой, биографиями выдающихся людей. Казалось бы, так легче забыть старые образы. Однако забыть – не значит простить. А забывает человечество не только свои образы, но и свой корень. Либеральное отношение к миграции также способствует явлению “безбилетной личности” – людей, которые никто и ниоткуда.

Релятивизация правды

Каждый теперь имеет свою правду, которую оставляет при себе после любых дискуссий. Сложно поверить, что когда-то диспут был эффективными орудиями поиска истины. Истины. В настоящее время именно это понятие исчезает из человеческого сознания. Нелепость “релятивной правды”, которую метко изобразил Ларс фон Триер в фильме “Мандерлей”. Там общество с помощью голосования решает вопрос установления правильного времени.

Потеря смысла жизни

В настоящее время Северная Америка, Европа, даже Украина вышли на такой уровень материального благосостояния, которого никогда не имели наши предки. Проблема голода всегда была рядом. А как было что надеть, да и еще обходилось без войн – то вообще было прекрасно! Однако мы до сих пор считаем себя бедными. Имели бы больше материальных благ – мысль не изменилась бы, и счастье не добавилось бы. Ведь оно не в вещах и обстоятельствах, а у нас самих. Счастье является невозможным без понимания смысла жизни. Потеряв его (а с ним – надежду к счастью), лю­ди в богатых странах и благополучных семьях употребляют наркотики, пьют, пренебрегая своей жизнью. Раньше люди спивались от горя, теперь делают это через бесцельность существования.

Секуляризация и потеря ценностей

Даже в нашем крае религия перестает быть верой. Для большинства религия – лишь исчезающая традиция, запал к поддержанию которой погас после того, как коммунистические сексоты перестали следить за входами к церквам и доносить на посетителей Служб Божьих.

Постхристианская Европа постоянно говорит о каких-то “общечеловеческих ценностях”. Но их вообще не существует, ведь у европейца, африканца, араба, индуса разные культуры, разное мировоззрение, а из позиции модного, властвующего в Европе релятивизма – еще и разная правда.

Существуют ли в таком случае “общеевропейские ценности”? Можно сказать “да”, однако лишь на основе христианских, которые веками прививали европейцам. В настоящее время христианские ценности еще действуют в постхристианськой Европе по инерции. Но насколько ее хватит?

Уже теперь мир сталкивается с небывалым размахом коррупции, организованной преступности, наркомании, торговли людьми и их органами. И это потому, что многим никакие ценности не привили, и есть опасность, что уже и не привьют, потому что вытесненная из общественной жизни религия является главным фактором, что формирует мировоззрение и ценности.

Здесь целесообразно вспомнить Макса Вебера, который во время путешествия на Средний Запад США заметил, что тамошние предприниматели – верующие и во время знакомств и деловых переговоров делают на этом акцент. В поезде бизнесмен, который ехал с Максом Вебером в одном купе, объяснил это явление так: “Неверующему человеку я не доверю товар даже на один доллар. Ведь если она ни в что не верит, то по какой причине она вообще со мной будет рассчитываться”.

Культ рационализации

Его особенно ощутимо в США. Следует рационально есть, рационально заниматься спор­том, рационально воспитывать детей, обращаться с окружающими и тому подобное. В таком обществе человек теряет эмоции, достигая материальных целей, лишает себя иррационального счастья. Лицо просто перестает быть собой.

А если считать рациональным то, что американские и европейские семьи проводят свободные вечера за обсчетом, что молоко более целесообразно покупать в “Кауфмане”, а яблоки – у “ВолМарте”, то можно сказать: рационализировать все свои действия нерационально.

Визуализация восприятия

Современная цивилизация нивелирует важность мышления. Мы лишь потребляем готовый и разжеванный информационный концепт, в то же время – по большей части визуально. Мы не читаем, не касаемся, не нюхаем, немного слушаем, но постоянно смотрим, смотрим, смотрим. И в первую очередь – телевидение. Однако и газеты, журналы, материалы в интернете не часто читаем. Обычно прос­то пересматриваем, бросаем глазом – опять же, смотрим. Это имеет свои причины и следствия.

Современное информационное пространство перенасыщено спамом – информационным мусором. Средняя ценность информации через этот мусор снижается. Нет ни времени, ни смысла читать, нет в что вдумываться. Однако загрязненное информационное пространство закрывает от нас и в самом деле стоимостные вещи.

Важной тренировкой для мышления становится общение. Однако живет, непосредственное общение вытеснено общениям через интернет. Он вместе с компьютером становится посредником в этом процессе.

В 1990-ые годы интернет давал нам много материалов для чтения. Однако в ХХІ столетии ситуация изменяется. Спам и реклама через коммерциализацию сети мешают найти и спокойно прорабатывать эти материалы, а колоссальное повышение скорости передачи данных сделало возможным функционирования сервисов типа YouTube и Torrent, из которых гигабайтами можно скачивать фильмы, телепередачи. Интернет все больше становится похожим на телевидение.

В итоге наш мозг не прорабатывает информацию, мы не анализируем и не синтезируем, лишь смотрим на экран.

Это влияет на наше мышление и язык, который непрестанно обнищает, ведь роль словесности в визуализированном мире уменьшается.

ХХІ век непрестанно несет нас вперед. Жить становится лучше, жить становится веселее. Однако перед человечеством появляются новые проблемы, опыта в решении которых нет. Чтобы получить шанс их решить, сначала эти проблемы нужно определить и осознать, ведь нельзя бороться неизвестно с чем и разрешать неизвестно что.

Вита Надашкевич, г. Варшава